Analytics

В браках станет больше общения, любви и внимания детям: как роботы для секса перевернут институт семьи


      В браках станет больше общения, любви и внимания детям: как роботы для секса перевернут институт семьи

Листал я тут давеча хаб роботехника и наткнулся на статью «Как секс-индустрия двигает робототехнику?». Так как мне не понравился уровень погружения в эту тему, я считаю своим долгом рассказать Хабру о том, откуда вообще взялись подобные идеи, и какая у них теоретическая база. Точкой отсчета можно считать вот эту книгу, а моя статья — её краткое изложение.

Технологические прорывы неизменно вызывают перемены в обществе. Мы это знаем, но редко можем делать точные прогнозы о развитии поведения людей при внедрении новых технологий. Так совершенствование средств контрацепции закономерно породило более свободное общество. Но технологии также являются катализаторами непреднамеренных социальных изменений: мог ли кто-нибудь предсказать, что со временем свободные отношения приведут к увеличению незамужних женщин с детьми? Мы должны понимать, что распространение роботов для сексуального удовлетворения людей тоже вызовет социальные преобразования, которые уже можно увидеть.

Как технологии меняют институт брака

Некоторые элементы этих изменений можно предвидеть. Увеличится доля молодёжи вне постоянных отношений, но вот адаптацию других социальных норм и шаблонов поведения предсказать сложнее. Тут можно ориентироваться на историю технологий, которые полностью изменили сексуальное поведение и супружеские нормы во второй половине XX-го века.

Реальность такова, что брак всегда развивается вместе с технологиями. Между серединой 1700-х и началом 2000-х годов роль брака заключалась в том, чтобы поощрять эффективное производство товаров (мужчинами) и домашних услуг (женщинами), так как социальный потенциал всегда был выше для мужчин, чем для женщин. С конца 19-го века, брак начал развиваться по мере того, как электрификация в доме делала работу женщин менее трудоемкой, а новые технологии на рабочем месте начали уменьшать разрыв в оплате труда мужчин и женщин. Между 1890 и 1940 годами доля работающих замужних женщин утроилась, а в течение всего 20 века эта цифра продолжала расти по мере появления новых технологий, которые заменили труд женщин в семье. К началу 1970-х годов появление микроволновых печей и замороженных продуктов означало, что семью можно было легко накормить в конце долгого рабочего дня, даже когда мать работала вне дома.

В результате появления этих новых технологий, брак перестал быть средством производства рыночных и хозяйственных товаров и стал производить то, о чём почти забыли: общение, любовь и секс. Он перестал объединять людей только по их способности работать и начал соединять людей, которые были похожи друг на друга. 

Сами мы не ощущаем влияния техногенных изменений на институт брака или социальных норм сексуального поведения. Но понимание того, как эти социальные изменения произошли, даст нам план, чтобы подумать о будущих изменениях, которые возникнут вслед за всеобщей доступностью технологии секс-ботов. Экстраполируя эту историческую траекторию, можно увидеть, что внедрение технологии секс-ботов может разрушить связь между сексуальной близостью и браком, но также приведет к более качественным бракам в целом.

От латексных презервативов к роботам


      В браках станет больше общения, любви и внимания детям: как роботы для секса перевернут институт семьи

Есть те, кто утверждает, что мужчины «берут на себя бремя» брака, потому что брак обеспечивает легкий секс, и они не будут вступать в брак, если смогут найти его в другом месте. Мы слышим, что это предсказание теперь делается в отношении секс-роботов, но тот же аргумент давали сто лет назад, когда изобрели латексный презерватив (1912) и вагинальные кольца (1909), что дало свободу людей заниматься сексом, не рискуя забеременеть или подхватить венерическую болезнь. 

В то время журнал Cosmopolitan запустил пьесу Джона Б. Уотсона, который задал тупой вопрос: будут ли мужчины выходить замуж через 50 лет? В ней Уотсон утверждал, что “мы больше не хотим помощников, мы хотим товарищей по игре”. Тут же появились комментарии, что технологии контроля над рождаемостью уничтожают брак, устраняя стимулы, которые заставляли женщин оставаться целомудренными и поощряли их к беспорядочному сексу. У мужчин не было бы стимула вступать в брак, а женщины, единственным активом которых является сексуальный доступ, оставались бы невостребованными.

К концу 1920-х и 1930-х годов стало очевидно, что эти опасения были напрасными. Пары продолжали вступать в брак, но по более высоким ставкам, чем в предыдущие десятилетия. В этот момент разговор перешел к тому, как контрацептивы меняют характер самого брака. Если в прошлом женщины поддавались сексуальным желаниям своего мужа только в качестве средства для детей, технологические достижения в области контрацепции означали, что женщины признали, что они тоже используют своих мужей по прямому назначению. Уолтер Липпманн в своем «Предисловии к морали» в 1929 году писал: «Неизбежный процесс практики контрацепции привел мужей и жен к убеждению, что им не нужно стыдиться обоюдных желаний друг друга».

Необходимость найти кого-то, c кем вы сексуально совместимы, налагает ограничение на решение о браке. Таким образом секс-боты обеспечат браки более высокого качества .

Ранние контрацептивы изменили то, как общество рассматривало брак и, что важнее, взгляд на женскую сексуальность. Новые и более качественные контрацептивы во второй половине века только помогли осознать, что женщины являются сексуально активными и в равной степени имеют право на сексуальное удовлетворение. Это изменение в поведении подорвало убеждение в том, что целью вступления в брак является обмен доступа к сексу на финансовую безопасность. Впервые в истории сексуальная близость и брак стали считаться неразрывно связанными.

Это изменение в целях брака также было вызвано вторичным и непреднамеренным эффектом доступа к контрацептивам, обеспечивающим экономическую независимость женщин. Уверенные в том, что они смогут контролировать число детей, женщины в 70-х и 80-х годах увеличили свои инвестиции в высшее образование и свою карьеру. Благодаря контролю над рождаемостью, женщины, по большей части, больше не зависели от брака как гаранта финансовой безопасности.

И все же мы все еще женимся. По данным исследователей, в 2012 году 81 процент 45-летних мужчин и 86 процентов 45-летних женщин были хоть раз женаты; это меньше, чем в с 1960-х годах, но вряд ли похоже на массовый отказ от браков. Мы вступаем в брак, потому что он по-прежнему является наиболее эффективным способом организации семей и минимизирует расходы на производство домашних хозяйств. Люди могут жить в одиночестве и иметь детей без поддержки партнера. Но брак по-прежнему является более дешевым способом поддержания семьи, поскольку он позволяет разделить труд на домашние задания. И сегодня, отчасти благодаря наследию противозачаточных технологий, мы выходим замуж, потому что брак приносит партнерам относительно легкий сексуальный доступ.

Институт семьи и принцип Ле Шателье

Тогда возникает вопрос: что произойдёт с браком, когда сексороботы обеспечят недорогую альтернативу сексу в браке? Одна из возможностей — это изменение социальных преобразований прошлого века, которые связали брак и сексуальную близость, а также возвращение к восприятию брака как продуктивной единицы домашнего хозяйства.

Те, кто боится, что сексороботы уничтожат институт семьи, рассматривают эти технологии как замену сексу в браке. Если они верны, снижение цены на секс вне брака снизит спрос на секс в браке, а привлекательность брака будет падать. Можно также легко утверждать, что в браке секс и ведение домашнего хозяйства являются дополнением к потреблению, то есть являются такими же товарами или услугами, как чай, сахар и телефонные приложения. Если это так, то теория потребления предсказывает, что легкий доступ к сексоботам по факту приведет к увеличению продолжительности брака. Падение цены на хороший товар увеличивает спрос на дополнения к нему, например, падение цен на сотовые данные, увеличило спрос на услуги потоковой передачи данных. Более того, если секс с сексоботами является дополнением к домашнему хозяйству, мы увидим повышение качества браков и, как следствие, снижение количества разводов.

Существует экономический принцип, названный в честь французского химика Генри Луи Ле Шателье: всякий раз, когда устраняется ограничение индивидуального принятия решений, результат этого решения будет не хуже, чем с наложенным ограничением. Необходимость найти кого-то, с кем вы сексуально совместимы, обязательно накладывает ограничение на решение о вступлении в брак. Снятие этого барьера по принципу Ле Шателье не приведёт к бракам более низкого качества, а, наоборот, сделает браки крепче и долговечнее.

Доступ к сексоботам не затронет биологические установки на поиск партнёра и рождение детей. Но это позволило бы людям увидеть, что человеком движет что-то кроме сексуального желания, и распутать связь сексуальной близости и семейной жизни. Отделившись от секса, брак не перестанет быть таким, каким мы его представляем сегодня. Но эта новая форма брака будет социально оптимальной договоренностью в том смысле, что она приведёт к эффективному формированию семьи и к бракам, которые с большей вероятностью выдержат испытание временем.

Моногамный брак в промышленно развитых обществах был социально оптимальным соглашением, так как он обеспечивал детей более высоким уровнем человеческого капитала. Мужчины вкладывают больше сил в своих детей, когда они уверены, что эти дети от них, а незамужние женщины не рожают детей от замужних мужчин, которые не поддерживают этих детей.

Светлое будущее: больше времени на детей и крепче отношения в паре


      В браках станет больше общения, любви и внимания детям: как роботы для секса перевернут институт семьи

С сегодняшним доступом к надежным противозачаточным средствам стимулы для верности супругов будут другими, что изменит социальные нормы вокруг моногамии. Если доступ к технологии сексоботов поощрит создание браков без ограничения сексуальной близости, а основное внимание перейдёт на домашние дела и общение, то будет ошибочна любая тревога по поводу того, что эти в союзах дети получат низкий уровень человеческого капитала. На деле, такие браки дадут детям более счастливое детство, что положительно скажется на всём обществе. Аналогично технологиям контроля над рождаемостью, технологии сексоботов будут воздействать на сексуальное поведение и супружеские нормы и напрямую, и косвенно.

Конечно, большинство браков остануться моногамными, но с меняющимися социальными нормами и принятием полигамных союзов, моногамия в браке станет рассматриваться как личное предпочтение, а не социальное принуждение. Можно даже предположить, что при достаточном количестве людей, предпочитающих искать сексуальное удовлетворение вне брака, полигамный брак станет доминирующим брачным институтом.

Будут ли недостатки в этом новом мире освобождённого от секса брака? Как и в случае с другими технологическими достижениями, технология сексоботов будет менее доступна для малообеспеченных социально-экономических групп, которые не смогут извлечь выгоду из социальных норм, возникших в результате внедрения новых технологий. Существует ещё ограничения: чтобы произошли реальные социальные изменения эти технологии должны совершить качественный рывок вперёд, и быть доступными и широко распространенными. Этот факт, пожалуй, предсказать сложнее всего.

Мы уже видим изменения в отношении к браку, которые могут стать катализатором внедрения сексоботов. На наших глазах происходит миниреволюция, вызванная принятием полигамии в браке и, в более широком смысле, отказом от универсальной концепции брака. Доступ к секс-устройствам не может сам трансформировать общество, но он может ускорить ускорить текущие изменения. И для тех, кто видит только концепцию традиционного брака, с распространением доступа к сексоботам наступят тяжелые времена.

Related posts

Солнечная электростанция на дом 200 м2 своими руками

admin

Sampler. Консольная утилита для визуализации результата любых shell команд

admin

Маски сброшены

admin

Leave a Comment